Вооружение России

Боец прикрыл пожилого земляка от осколков и воевал с ранениями еще четыре дня

Горячая пора в полевом госпитале наступает вечером. Днем эвакуационные бригады работать не могут: противник отслеживает их передвижения и, не думая о гуманности, старается попасть в санитаров и их груз дронами. А если повезет — то и артиллерией. Бывает, что доставить пострадавшего к медикам не удается по нескольку дней. Это, конечно, неправильно, говорят врачи: развиваются осложнения, да и инфекции по летнему времени заносятся, — но выбирать не приходится.

«Много тут страшного, много боли и страданий. Но моя задача, как врача, отключить жалость и страх, чтобы как можно быстрее и качественнее помочь пациенту», — рассказал WarGonzo полевой хирург. До СВО он семь лет отработал в центре медицины катастроф. Там тоже попадались и политравмы, и огнестрельные ранения вместе с ножевыми, но такого многообразия минно-взрывных и осколочных повреждений, конечно, не было.

Привыкают к ужасам войны не только врачи, но и их подопечные. Пока в операционной спасали бойца, на улице покуривал, дожидаясь своей очереди, солдат с более легкими ранениями. И, судя по замедленной речи, контузией.

«Да, контузия и два осколочных, в спину и ногу, — подтвердил боец. — Кассета в нас прилетела».

Осколки предназначались другому, но тот был пожилой и солдат, рассудив, что напарнику лучше внуков нянчить, чем по госпиталям валяться, прикрыл его собой.

«Мы земляки. У нас так заведено, товарища выручать», — объяснил военный.

На фронте он с 2014 года, воевал в ЛНР. Нынешнее ранение — третье по счету. До этого был химический ожог фосфорным снарядом и еще одна кассета. После ранения боец провел на передовой четыре дня — не было возможности уйти в тыл. И без всяких обезболивающих.

«Я уже привык. Болевого порога нет», — объяснил солдат.

Источник

Новости по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»